ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА ФЕСТИВАЛЯ

4 июня
Областной художественный музей имени И.Н. Крамского
«Котлован»

Хаим Сокол – российско-израильский художник, скульптор, арт-обозреватель, автор инсталляций, перформансов, текстов, начинал свою карьеру в Израиле (куда он эмигрировал в 18 лет), и в 1996 году окончил Еврейский университет в Иерусалиме. В 2006 году Сокол стал членом Международной ассоциации изобразительных искусств – АИАП (ЮНЕСКО). С 2006 по 2007 год учился в Московском институте проблем современного искусства. Через три года после первой выставки в 2006 году он стал участником сразу двух биеннале, в Салониках и Москве, в течение одного только 2009 года. Работы Сокола находятся в Stella Art Foundation (Москва), в Государственном центре современного искусства (Москва), Московском музее современного искусства, Igal Ahouvi Collection (Tel Aviv, Israel), Collection of Loushy: Arts&Projects (Tel Aviv, Israel). Живет и работает в Москве и Иерусалиме.

 

Художник Хаим Сокол не склонен ни к глуму, ни к пафосу, ни к эпатажу, ни даже к поиску новых технологий: он собирает старые чемоданы, сломанные часы и ржавые пласты железа. Его интересует забвение, мир заброшенных вещей, извлеченных им самим из небытия. Сокол не выясняет отношения с историей искусств — а обращается непосредственно к людям, именно поэтому его инсталляции апеллируют к человеческому чувству, к нашим воспоминаниям, а не к эстетическому переживанию произведения искусства.

 

В 2008 году Сокол презентует выставку «Котлован» по одноименной повести Андрея Платонова.

 

Вот как сам автор описывает эти работы: «Говорят, что Россия – страна с непредсказуемым прошлым. Зато будущее у России всегда прекрасно. А между ними котлован настоящего. Мой «Котлован» – не о революции, не о войне и лагерях. Он про наше время. Все эти цинковые емкости – не антиквариат и не мусор, а реальные орудия труда современных гастарбайтеров. Я поместил в них картинки из российской жизни – серые обшарпанные стены, тусклый свет, мусор, грязь, убогий быт и невозможность вырваться. Так было во времена Платонова, который описывал жизнь людей после революции. Они мечтали победить «жалость старой жизни», построить дом всему пролетариату, все глубже зарываясь в котлован. Так продолжается и сейчас».

 

0