ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА ФЕСТИВАЛЯ

Платонов

Андрей Платонович Платонов (1899-1951), самый таинственный и неправильный русский писатель ХХ столетия, прошел почти незамеченным мимо блестящих литературных зеркал эпохи, однако ни в одной писательской судьбе национальная жизнь России не проявилась так остро и ни в чьем другом творчестве трагедия осиротевшего в революцию народа не высказала себя столь глубоко и полно.

Среди тех, кто оставил на Воронежской земле свой значимый след, особое место занимает Андрей Платонов. Творчество этого гениального мастера широко известно и принадлежит всему человечеству. Именно его именем назван фестиваль.

Родившийся в семье слесаря воронежских  железнодорожных мастерских   в последний год последнего века русского царства Платонов был не только  писателем,  драматургом, литературным критиком, философом,  публицистом,  поэтом, сценаристом, а также  электротехником, мелиоратором, инженером, изобретателем, прорабом,  он  - явление сродни циклону, атмосферному фронту,  возникающему  на стыке холода и тепла, света и тьмы, сухости и влаги,  ответ  на  вызовы  революции и пути русского большевистского пешеходства.

Та чудовищная энергия, которая скопилась в России на рубеже веков и  искала,  в ком воплотиться, нашла в Платонове  выход,  неслучайно, само понятие энергии так много значило в его художественном мире и было предметом напряженных  размышлений о возможности осуществления заявленного революцией. Через Платонова изломанным, надорванным, вырывавшимся из горла языком заговорило самое страшное время русской истории.  Не отторгая,  не брезгуя, не пряча  глаз, но  мучительно  пытаясь понять, что происходит со страной и человеком, Платонов опустился на адово дно русского коммунизма,  стал  фигурой  рубежа, подойдя к самой  линии разрыва между жизнью и смертью, между Богом и человеком, человеком и машиной, человеком и природой. Он эти разрывы и соблазны кровавых  утопий века пропустил  через сердце, пытаясь соединить несоединимое, и  быть может в этом пограничье и таится ключ  к его творчеству и горькой, беспощадной судьбе.

ИЗДАНИЯ ПЛАТОНОВА

О Платонове невозможно сказать, были ли он за или против Советской власти, насколько поддерживал или осуждал ее деяния, был разочарован в социализме или нет, хотя именно эти публицистические смыслы в нем  пытались и пытаются по сей день отыскать и в России и на Западе. Однако Платонов выламывается из жестких  рамок и простых определений  и несет в себе высшую правду о божественной сути человека в обезбоженном мире. «Страна темна, а человек в ней светится». Краткая фраза из его записных книжек может служить своеобразной художественной формулой ХХ века, верной и по отношению  к ГУЛАГу и к Великой победе. Она не примиряет, не снимает противоречий прошлого, но пеленгует далекую точку их пересечения и содержит тот глубокий смысл, который присущ всем его сочинениям от первых фантастических рассказов воронежского журналиста до волшебных сказок, написанных смертельно больным писателем, по легенде подметавшим двор Литературного института в Москве.

При жизни имя Андрея Платонова было не слишком известно читателю, а если и известно, то по большей части как повод к самой уничижительной и несправедливой критике, проходившей волнами через все его творчество от сталинской ругани на полях хроники «Впрок» до погромной статьи критика Ермилова в связи с рассказом «Семья Иванова».
Главные произведения писателя: повести «Котлован» и «Ювенильное море», романы «Чевенгур» и «Счастливая Москва»,  платоновские пьесы «Дураки на периферии», «Шарманка», «14 красных избушек»  и неоконченный «Ноев ковчег» были опубликованы лишь много лет спустя после его смерти. Не принятый, не понятый, гонимый современниками,  он прожил свою жизнь так, что десятилетия спустя  мы  судим о высотах и провалах русского века, о красном  взрыве, обескровившем Россию, по Андрею Платонову. Не только по нему, но по нему – прежде и глубже всего. И через Андрея Платонова пытаемся понять, кто и что мы есть сегодня.

Алексей Варламов