ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА ФЕСТИВАЛЯ

Новости

Все новости
13 июня

В Воронеже на Платоновском фестивале показали три одноактных балета выдающегося хореографа Начо Дуато из репертуара Михайловского театра.

фото Евгении Пыщевой

Это уже не первое знакомство воронежцев с творчеством Начо Дуато. На первом Платоновском фестивале был показан балет «Por Vos Muero» («За вас приемлю смерть») в постановке Московского академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. 

И вот два года спустя – новая встреча с Начо Дуато. 

Три балета, показанные в Воронеже, были созданы хореографом в разные годы. Мировая премьера балета «Без слов» на музыку Франца Шуберта состоялась в Нью-Йорке 29 октября 1998 года. «Дуэнде» на музыку Клода Дебюсси - более раннее творение испанца. Этот балет впервые был показан в Гааге 21 ноября 1991 года. И, наконец, одноактный балет Nunc Dimittis (музыка Арво Пярта, Давида Азагра) был создан уже для Михайловского театра и впервые показан 15 марта 2011 года. Хотя Пярт написал музыку на текст молитвы Симеона Богоприимца, в этом абстрактном балете нет конкретных персонажей. Как, впрочем, и в двух других произведениях, представленных на суд воронежской публики.

Сам Начо Дуато присутствовал на воронежском спектакле, а по окончании его вышел на сцену под несмолкающие овации и крики «Браво!».

На пресс-конференции господин Дуато поделился своими мыслями об изменениях в своей творческой карьере:

- Так вышло, что судьбоносные для меня решения в основном принимал не я. Все как-то само собой происходило, оставалось лишь это принять. Так было и с уходом из Мадридского театра, и с переездом в Россию, и с приглашением в Берлин, - отметил Начо Дуато. - Время, проведенное в Петербурге, - особое в моей карьере и частной жизни. На севере Европы мне лучше думается… Ранние мои работы как окно в новый мир, как крик. Сегодня это такая дверь вовнутрь себя и уже не крик, а шепот. "Краски" в моей палитре стали более темными и приглушенными.

 - Два с лишним года, проведенные в Петербурге, я только готовил труппу к приему новых хореографов. Приучил танцоров к своему пониманию движения. Они уже понимают, что классический и современный танец не так уж далеки друг от друга: техника та же, ведь весь модерн растет из классики. Я бы пригласил в Санкт-Петербург Иржи Килиана, Уильяма Форсайта, Охада Наарина. Но теперь, поскольку я больше не буду работать в Михайловском, у меня нет таких полномочий. Если новый худрук захочет добавить в репертуар балеты мастеров, которых я назвал, - с удовольствием посодействую. Сам же, безусловно, перенесу на берлинскую сцену свои версии балетов «Ромео и Джульетта» и «Спящая красавица», которые появились в Санкт-Петербурге. В жизни бы не подумал такое ставить, если бы не замечательная русская трупа, которая меня вдохновляла. Леонид Сарафанов фактически сам придумал свою партию Принца в «Спящей красавице»… Благодаря работе в России мой балетный язык обогатился многими классическими фразами (хотя они выглядят и проще для меня как для хореографа). Я уже не боюсь работать с большими - по 60-70 человек - труппами. В Берлине мне этот опыт пригодится.